Четверг, июля 18, 2019

В интервью «Новостям Чугуева» заместитель министра здравоохранения Украины Павел Ковтонюк рассказал о результатах первого этапа реформы медицины и планах на 2019-2020 годы.

Электронная форма и человечная суть - так видят проходящую сегодня в Украине реформу здравоохранения ее разработчики.

- Начать я бы хотел с одного из наиболее дискутируемых сегодня в обществе вопросов: на каком именно этапе медицинской реформы мы сейчас находимся? Реформирование, стартовавшее в 2017 году, предусматривает перестройку не только принципов финансирования медицины, но и саму систему оказания медицинской помощи на всех ее уровнях. Мы должны отдавать себе отчет в том, что нынешняя модель оказания медицинских услуг фактически является наследием СССР и является нежизнеспособной вне советской социально-экономической системы. Суть этой модели в общих чертах сводилась к содержанию медицинских учреждений за бюджетные средства, причем их деятельность регламентировалась порой до самых абсурдных мелочей, таких как количество электрических розеток на палату. В этой системе учитывались в той или иной мере интересы разных ее субъектов, кроме самого главного – пациента. Хорошо ли, плохо ли были предоставлены услуги пациенту – от этого уровень финансирования и материального поощрения медицинского работника никоим образом не зависел. Именно эта система породила среди медиков невеселую шутку о том, что пациенты это люди, которые мешают врачу работать с документацией.

Сегодня мы строим принципиально новую модель оказания медицинских услуг в Украине – мы будем платить деньги не на содержание объектов здравоохранения, а за оказание квалифицированных и качественных услуг пациентам, которые эти объекты будут предоставлять. При этом мы оставляем именно за пациентом право выбирать учреждение, где ему будут оказываться услуги, и производим оплату по факту их оказания. Практика так называемых закреплений за медучреждениями теперь тоже уходит в прошлое.

Таким образом, в медицинской сфере Украины появляется доселе незнакомое для нее понятие - конкуренция, а уровень финансирования напрямую начинает зависеть от качества и количества оказываемых услуг. Сразу оговорюсь – эта реформа не наше изобретение. По подобному пути еще в 90-е годы прошлого века пошли наши постсоветские европейские соседи, такие как Литва или Польша, достигшие к сегодняшнему дню серьезных успехов в сфере охраны здоровья.

Реформа, как известно, предполагает три основных этапа. Первым из них стало реформирование семейной медицины в 2018 году, вторым будет модернизация амбулаторно-поликлинической помощи в 2019 и третьим в 2020 – реформирование больниц, скорой помощи и системы обеспечения лекарствами.

- Удовлетворены ли Вы промежуточными итогами реформирования первичного звена медицинской помощи?

- Сегодня центры первичной медицины перестали быть бюджетными учреждениями и стали фактически коммунальными предприятиями, самостоятельно определяющими размер заработных плат сотрудников, приоритеты развития и уровень своей материальной базы. Теперь они получают средства не на свое содержание, а согласно договору за обслуживание пациентов. Одна из наиболее актуальных задач сегодня – перевод всех процессов в работе «первички» с бумажных носителей на электронные. И дело здесь не в нашем абстрактном желании – сама модель финансирования услуг по факту их оказания предполагает наличие именно таких, современных технологий учета и контроля. Я не буду скрывать – сегодня бумажные носители позволяют отдельным недобросовестным чиновникам от медицины вводить нас в заблуждение, искусственно «накручивая» те или иные показатели для увеличения финансирования. В электронной системе сделать это будет невозможно. Уже сегодня мы переводим на электронные носители взаимоотношения центров первичной медицины с Национальной службой здоровья, пациентов и семейных докторов. Теперь на повестке дня «электронизация» медицинских карточек пациентов, в которых можно будет отслеживать не только правильность назначаемого лечения, но и продуктивность использования выделяемых на него из бюджета средств. В марте мы уже запустили в тестовом режиме функционал электронных записей, и сегодня врачи имеют возможность изучать его на практике. Это совершенно другая идеология работы – многочисленные, зачастую дублирующие друг друга, бумаги уходят в прошлое. На смену им придет своего рода электронный кабинет, куда будут иметь доступ пациент и его лечащий врач. А уже до конца весны должен быть введен в оборот электронный рецепт, и электронные записи в истории болезни окончательно вытеснят бумажные носители.

- Что из себя будут представлять электронные рецепты на препараты по программе «Доступные лекарства»?

- Пациент должен будет обратиться к своему семейному доктору, с которым у него заключен договор. После проведенной консультации нужно будет проверить актуальность зафиксированного в договоре мобильного телефона. После этого доктор выписывает электронный рецепт, и пациент получает СМСкой номер рецепта и код подтверждения. Если телефона по каким-то причинам нет, то доктор распечатывает медико-консультационный вывод на бумажном носителе. В нем также будут номер рецепта и код подтверждения. С этими данными (СМСкой или распечаткой) пациент идет в аптеку, где ему подбирают имеющееся в наличие лекарство. После его приобретения в электронной системе отмечается погашение рецепта.

- Много говорится и о так называемых электронных больничных листах. Насколько реально их внедрение в повседневную практику?

- Мы бы очень хотели запустить этот проект еще в нынешнем году. Он станет своего рода логическим продолжением электронной медицинской карты. Рождается этот проект в достаточно сложных условиях, прежде всего потому, что здесь пересекаются сферы компетенции трех субъектов – МОЗа, фонда по временной потере трудоспособности и Минсоцполитики. Нововведения, предполагаемые электронным больничным, в отдельных моментах будут без преувеличения революционными. В частности, предполагается, что первые пять дней заболевания будут регулироваться исключительно между работником и работодателем. И лишь на шестой день будет подключаться фонд по временной потере трудоспособности, но в его поле зрения буду находиться и предыдущие пять дней заболевания. Скажу прямо – сегодня в этой теме существует еще масса вопросов, но мы активно работаем над их решением, в том числе и в плане минимизации каких-либо коррупционных рисков.

- Будет ли столь революционной и реформа вторичного звена, в частности, поликлинического обслуживания населения?

- Скажу сразу – здесь мы не ожидаем столь разительных изменений. Так уж сложилось, что первичное звено медицинского обслуживания в Украине финансировалось по остаточному принципу и находилось в перманентном упадке. Сегодня мы меняем эту ситуацию и повышаем престиж, в том числе и материальный, работы медиков «первички». У хорошего доктора сегодня заработная плата выросла в разы, при том что финансирование первичного звена в масштабах страны увеличилось лишь в полтора раза. Другое дело - вторичная медицина, на которую по сложившейся традиции приходится львиная доля, скажем так, неформальных платежей. Реформа этой сферы даст свой положительный эффект в более отдаленной перспективе, но он будет неизбежен. До конца весны в Полтавской области стартует пилотный проект по реформированию специализированной медицинской помощи. Участниками этого проекта станут 56 коммунальных учреждений охраны здоровья Полтавской области, которые предоставляют амбулаторно-поликлиническую и стационарную вторичную (специализированную) медпомощь. Министерство здравоохранения предлагает установить базовый размер ставки за пролеченный случай 1623 грн с применением коэффициентов от 0,263 до 6,117, в зависимости от тяжести случая и ресурсов на лечение. На этот пилотный проект следует обратить внимание всем гражданам, ведь при его реализации будет сформирован перечень услуг амбулаторно-поликлинической и стационарной помощи, а также определена их цена. А так как с 2020 года изменится схема финансирования больниц и оплату за медицинское обслуживание населения на всех уровнях будет производить Национальная служба здоровья Украины, то полтавские тарифы на медуслуги могут быть установлены на территории всей страны.

- Как Вы прокомментируете тот факт, что в прошлом году ряд статей расходов на медицину были фактически принудительно переложены на плечи местных бюджетов, в том числе и чугуевского? Речь идет, в частности об обеспечении инсулином, льготных рецептах и транспортировке на гемодиализ.

- Начнем с инсулина. Действительно, в прошлом году эта программа была недофинансирована. По закону она должна осуществляться из государственного и местного бюджетов, хотя до прошлого года это было исключительно государственное финансирование. Мы финансируем эту программу одинаково для всех – по количеству зарегистрированных больных этой категории. Уже на уровне областных бюджетов начинаются споры по этому вопросу. Чтобы избежать подобных недоразумений, мы будем внедрять новый подход. Нами разработан всеукраинский реестр граждан, которым необходим инсулин. Уже со следующего года весь инсулин будет финансироваться исключительно из государственного бюджета согласно данным этого реестра. Теперь о гемодиализе. Здесь ситуация сложная – финансированием эта программа обеспечена лишь примерно на половину. Она будет сохранена, но за ее финансирование исключительно из государственного бюджета мы планируем бороться только в 2020 году.

(Автор материала благодарит Украинский кризисный медиа-центр и Эстонский центр восточного партнерства за предоставленную возможность общения с Павлом Ковтонюком в рамках проекта, направленного на поддержку и укрепление СМИ в Харьковской, Днепропетровской, Сумской, Черниговской и Луганской областях).