История

Влюбленный в родимый край

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 28.07.2017 06:07

Илья Ефимович Репин не только искусно владел кистью, но и был превосходным мастером пера. Перечитывая письма Репина 70-х годов, художественный критик В. В. Стасов писал: «Какие там изумительные чудеса есть! Какая жизнь, энергия, стремительность, сила, живость, красивость и колоритность!» А писатель К. И. Чуковский, который редактировал книгу И. Е. Репина «Далекое близкое» и был близок с ним, свидетельствует, что «влечение к писательству было у него так велико, что смолоду и до старости почти ежедневно весь свой короткий досуг отдавал он писанию писем».

Особенно с любовью художник описал природу Чугуевщины и быт своих земляков. Особое место в этом занимает чугуевский период его творчества 1876-1877 годов, когда после бесплодного заграничного пребывания он вернулся в родной город. А право жить за границей дала ему конкурсная картина «Воскрешение дочери Иаира», за которую на выпускных экзаменах получил Большую Золотую медаль. Ее обладатель мог жить за счет академии шесть лет за границей.

Репин прожил только три года. Не выдержал. Тосковал по родине. В родном Чугуеве он жадно впитывал все увиденное и с восторгом делился со своими современниками. Два года, прожитые на родине, были самыми плодотворными в его творчестве.

*   *   *

А. В. Прахову,

19 июля 1867 г., Чугуев.

Но здесь я уже не один раз благоговел перед величественной, но тихой и спокойной красотою украинской ночи,.. но этих картин не описать мне.

Из Серпухова до Харькова я ехал в дилижансе; не доезжая 50 верст до Харькова, ночью нас застала страшная гроза, подобной я не видел: буря, проливной дождь, раскаты грома и ослепительная молния продолжались целый час.

…Здесь удивительно колоритное небо, теперь еще я немного свыкся, а первое время меня это просто поражало, да не одно небо, а все, все; например, пыль, поднятая овцами, отражает в себе радугу.

Вещь, написанная здесь, должна блестеть своим колоритом и убивать все бледное, написанное на севере. Когда я приехал в Тишки, чтобы покрыть свои образа, написанные в Петербурге, то не узнал их, так они показались мне бесцветными и затушеванными.

 

Подробнее: Влюбленный в родимый край

   

Невероятно, но факт!

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Н. Вольская. 18.07.2017 06:13

В 1824 году на месте теперешнего районного дома культуры располагалась Манежная площадь. Свое название она получила благодаря тому, что здесь находился манеж на 4 вольта с казармой на 90 человек и конюшнею на 75 лошадей. Здание манежа было построено в форме буквы Н. Расположенное на небольшой возвышенности, оно доминировало над всем районом. В начале ХХ века в манеже был надстроен второй этаж, который использовался частями Красной армии. В годы Второй мировой войны здесь располагался немецкий госпиталь. Именно на его месте в 50-е годы и построили РДК.

Из изданных в 1968 году в Париже воспоминаний выпускника Чугуевского военного училища Владимира Альмендингера до нас дошло описание юнкерского бала, прошедшего в нашем городе в 1913 году. «Наконец наступил вечер с балом! Начали съезжаться гости, местные, из Чугуева, и приезжие – из Харькова и соседних городов. Было много интересных девиц, приглашенных юнкерами, и жены наших офицеров. Началось веселье, танцы, и так продолжалось до поздней ночи. Еще долго дней после бал был предметом разговора среди юнкеров».

 

Подробнее: Невероятно, но факт!

   

Последнее фото с фронта

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: И. ДИКУН, Почетный ветеран Украины, ветеран Вооруженных Сил, майор в отставке. 23.06.2017 05:51

«Сплять мільйони загиблих в окопах, Це моєї країни сини. Де була б ти сьогодні, Європа? Де була б ти, якби не вони?» — под словами этой замечательной, исторически достоверной песни подпишутся сегодня миллионы украинских семей. Официальная статистика говорит, что только за освобождение Польши свои головы положили 600 тысяч советских солдат и офицеров. Меньше всего погибло наших воинов за освобождение Австрии – 29 тысяч.

В моем роду в Великой Отечественной войне принимали участие 11 человек. Вернулись с фронтов 6 человек, в том числе мой дедушка – гвардии рядовой Афанасий Антонович Дикун – и его брат Левон Антонович Дикун. Оба были не единожды ранены.

Мой отец – гвардии рядовой Дмитрий Афанасьевич Дикун – потомок лесоводов. Родился в селе Петровском, ныне печально известном Волновахском районе Сталинской (ныне Донецкой) области, в 1910 году. В 1935 году женился на девушке из многодетной семьи – комсомолке Екатерине Палагуте – моей матери. В 1937 году окончил курсы лесоводов Чугуево-Бабчанского лесного техникума и был направлен на работу в Велико-Анадольский лесхоз Волновахского района. Работал на кордонах этого лесхоза объездчиком (сейчас эта должность называется мастер леса).

Подробнее: Последнее фото с фронта

   

Мы смело шли путем Победы

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: В. ШЕВЧЕНКО. (Архив, 2001 год) 22.06.2017 00:00

 

Сквозь все сражения и беды, Не зная сна и темноты.

Мы смело шли путем Победы За честь своей родной земли.

Ни в детстве, ни  в последующие годы судьба не баловала героя нашего рассказа – Ивана Ивановича Комаря. Оставшись в 8 лет круглым сиротой (отец погиб в первую мировую, а мать умерла от тифа), – воспитывался у бабки и деда на Полтавщине. С 12 лет приобщился к сапожному делу и со временем стал настоящим обувным мастером. Работал в сапожных артелях, ходил по домам. С 1930 года – работник обувной мастерской на Харьковском тракторном заводе. Именно отсюда в 1934 году призывается на срочную службу в Красную Армию. Вскоре закончил полковую школу и остался в ней на должности командира отделения. Получил приглашение на сверхсрочную службу: был помощником командира взвода, старшиной полковой школы. В 1938 году закончил курсы младших лейтенантов.

Во время Хасановских событий Иван Комарь был направлен в 6-ой отдельный стрелковый полк в г. Хабаровск, назначен на должность командира минометного взвода. Здесь, на Дальнем востоке, и застало лейтенанта страшное для всего народа известие – война.

Немецко-фашистские захватчики изо всех сил стремились захватить сердце Родины – Москву. Осенью 1941 года на ее оборону отправлялись войсковые части из Сибири, Дальнего Востока. В составе 78-ой стрелковой дивизии, которая вошла в состав 16-ой армии Западного фронта под командованием К. К. Рокоссовского, с сентября командир минометной роты Иван Иванович Комарь обороняет подступы к столице.

 

Подробнее: Мы смело шли путем Победы

   

Незабутній червень 41-го

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: А. Зінченко. (Архив, 2002 год) 22.06.2017 00:00

22 июня,

Ровно в четыре часа

Киев бомбили, нам объявили,

Что началась война!

Слова цієї пісні прекрасно знає старше покоління, бо «чорна дата» – 22 червня – навіки ввійшла в наше життя як День скорботи та увіковічнення пам’яті жертв війни.

 

Остання днина

Ми ще звечора раділи, бо татко пообіцяв завтра повести нас на річку. Таке рідко випадало: в будні він працював, а в неділю щось робив по-домашньому – траву косив для корови, на зиму заготовляв дрова, порався в городі, бо було нас, дітей, четверо.

В неділю з радістю посхвачувалися раненько. Поки ми копали черв’яків – бубирів ловити, мама торбу наготувала. Погордо і весело йшли з татком, тримаючись за його теплу і сильну руку. Сестричці було ще краще, вона зручно всілася йому на шию і щось там щебетала. Згадую було опісля – і аж душа холоне – таке більше не повториться ніколи.

Біля річки татко налаштував вудки, а там і сонце пригріло. Знову радощі та веселощі. Із таткових плечей в воду шубовсь! Краса! Добре накупавшись та наловивши дрижаків, вийшли з води. Загорнув нас тато в ковдру. Зігрілися. Потім обідали. Яке тільки смачне було сало з чорним хлібом, зеленою цибулею! Молоком запили. Незчулися, як і надвечір’я прийшло. Поверталися додому задоволені, а в торбині лежало з десяток бубирів – кішці на вечерю.

 

Приголомшлива звістка

Не знали ми, що та радість наша була останньою на багато років вперед. На вигоні нас чекала стурбована мама:

– Якове, війна!

– Не бреши! – вперше ми почули таке від татка. Він якось зіщулився, наче поменшав.

– Радіо передавало, – продовжувала мама.

– Піду до Омелька, – рішуче сказав, наче крикнув. Це його старший брат, бригадир колгоспу.

Довгенько не було батька, а прийшовши, взявся збирати валізу. Він був командиром запасу, приписаний до частини і тому мав негайно поспішати туди.

Сумне було прощання. Мама держала найменшого на руках, а ми, старші, біля неї тулилися. Дехто з від’їжджаючих намагався сміятися, та сміх був натужний, неприродній. Хтось затягнув пісню: «Та й веселая їм доріженька…» Ніхто не підхопив – і вона затихла.

Довго ми ще махали таткові, доки віз не зник за обрієм.

 

Таткові університети

Війну він знав не по книжках. Брав участь у визвольному поході 1939 року у Західну Україну. Воював з білофінами. Тоді 44-ту Київську Червонопрапорну дивізію по тривозі в літньому одязі завантажили в теплушки і помчали до Ленінграду – і відразу в бій. Дивізії дуже не пощастило – її взяли в оточення. Татка оминуло те лихо, він був командиром зв’язку і його направили з повідомленням в штаб армії. По закінченні бойових дій фіни дивізію повернули, майже половина особового складу потрапила під військовий трибунал, а командира, комісара і начальника штабу розстріляли.

Повернувся з війни татко з орденом Червоної Зірки і примороженими пальцями на ногах. На той час орденоносців було мало, тож його запрошували на різні збори, і він розповідав, як громили білофінську нечисть… Набагато пізніше я дізнався, що за кожного вбитого фіна наших полягло десяток.

 

Окупація

До нашої домівки наближалася війна. Стугоніли гармати, в пізньому надвечір’ї краєвид полум’янів багряницями.

Час плинув у чеканні чогось страшного, непередбаченого… Аж ось і вони, «визволителі» наші. Сім’ю стареньких євреїв розстріляли, а тіла викинули в провалля. Зрадник привів карателів до Марфи Зінченко. Вона доглядала у себе пораненого політрука-єврея, а з ним червоноармійців – грузина і вірмена. Знайшли вороги у Марфиній скрині нагана, що його передав на схованку політрук. Допитували, хто ті постояльці, вона відповідала, що її сини. Потім дали нагана, наказали стріляти в постояльців. «Не буду, – твердо сказала, – то мої сини».

Заскрекотала автоматна черга, підхопилось налякане галасливе вороння; спалахнула, будувана на віки, дубова хата. Так і пішли ті троє невідомими з життя. Пізніше на могилі хтось поставив хреста.

До нашої оселі теж придибав німець. Заманулось йому курочки. Почав гасати по двору. Кури тікають, а він по них з автомата. Набив і справився. «Визволитель»! Отаке перше з ними відбулося знайомство. Одним словом, яка влада, таке і вояцтво.

Почалися чорні дні окупації. Колгоспів німці не розганяли. Все залишили, як і було: голова, бригадири, польоводи, бухгалтерія і ми, колгоспники. Правда, тепер називали не колгосп, а громадський двір, за роботу трудодні писали і навіть дещо на них давали: просо, гречку, кукурудзу; пшеницю і жито собі забирали.

Все те важке, пережите назавжди залишиться з нами.

 

 

 

   

Хроника дней суровых

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 05.05.2017 06:17

29 октября 1941 г. – оккупация Чугуева немецко-фашистскими захватчиками.

Декабрь 1941 г. – уничтожение сел Троицкое, Пятницкое, Худояр, Богородничное.

22 июня 1942 г. – начало наступления с Чугуевского плацдарма.

10 февраля 1943 г. – освобождение Чугуева войсками 3-й танковой армии.

16 марта 1943 г. – повторная оккупация города и сел района фашистскими войсками.

11 августа 1943 г. – окончательное освобождение города.

9 мая 1945 г. – митинг и народные гулянья по случаю Великой Победы.

9 мая 1985 г. – открытие Мемориала Славы героям-освободителям.

 

Подробнее: Хроника дней суровых

   

Формировались в Чугуеве

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 05.05.2017 06:15

2-я гвардейская Таманская

Многие годы и даже десятилетия на праздничных парадах мы слушали голос диктора: «На Красную площадь вступают подразделения гвардейской мотострелковой Таманской ордена Октябрьской революции, ордена Суворова II-й степени дивизии имени М. И. Калинина».

8 июля 1940 года приказом Народного Комиссара обороны СССР в нашем городе была сформирована

127-я стрелковая дивизия. Ее командиром назначили генерал-майора Т. Г. Корнеева.

Утром 22 июня 1941 года поступила в штаб дивизии телеграмма. В ней приказывалось все части дивизии привести в полную боевую готовность и ждать дальнейших указаний.

Боевое крещение соединение получило под Смоленском. После тяжелых боев дивизия доукомплектовывалась личным составом и материальной частью. 3 сентября вступила в бои под Ельней. Там в тяжелых боях ковалась гвардия. В числе первых четырех соединений она стала 2-й гвардейской.

Потом были бои на Тамани, где она получила почетное наименование Таманской.

Закончила свой боевой путь дивизия в Восточной Пруссии.

Подробнее: Формировались в Чугуеве

   

Не забываются такие в жизни дни…

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Подготовила Н. Вольская. 05.05.2017 06:14

Те, кому удалось вернуться домой, не понимали, в чем их вина. Об этом не принято было рассказывать. Люди молчали, боясь за себя и своих родных. Но сегодня они смело вспоминают все то, что им довелось пережить и повидать. Мы предлагаем вашему вниманию, уважаемые читатели, воспоминания чугуевцев, угнанных в Германию на принудительные работы, собранные в рамках программы «Место встречи – Диалог» (руководитель Валентина Егорова), работающей в нашем городе при поддержке немецкого фонда «Память. Ответственность. Будущее».

Антонина Федоровна Толмачева:

– К нам домой пришел полицай и сказал, что надо собираться по приказу немцев для отправки на работу в Германию, и поскольку я была старшей среди детей (мне было уже 16 лет), меня забрали. Даже не успела попрощаться с мамой. Подъехала большая крытая машина, и нас повезли неизвестно куда. Привезли на какую-то железнодорожную станцию и пересадили в товарные вагоны. Куда нас везут – никто не знал.

Прибыли мы в город Нинбург. Нам дали одежду, а на ноги выдали деревянные башмаки, мы выстроились в одну шеренгу и бауэры (хозяева) стали нас разбирать к себе на работу. Выбирали самих крепких и сильных. Я была маленькой и худенькой, поэтому к хозяевам не попала. Всех, кто остался, увели в лагерь. Работали мы на деревообрабатывающей фабрике. Конечно же, выполняли самую тяжелую работу – загружали и разгружали доски.

 

Подробнее: Не забываются такие в жизни дни…

   

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL