Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Как часто бывают переплетены судьбы людей и городов! В судьбе человека можно узнать судьбу города и наоборот… Именно такой крепкой и неразрывной нитью жизни оказался связанным с Чугуевом Анатолий Владимирович Винников, чьи детство и юность прошли в нашем городе, и который он часто любил посещать на протяжении жизни. Несмотря на годы разлуки с малой родиной и сотни километров, Чугуев живет в душе ветерана всегда, согревая ее теплом, трогательными и милыми сердцу воспоминаниями.

Предлагаем читателям отрывки из автобиографического повествования нашего земляка Анатолия Владимировича Винникова – сына комиссара Чугуевского партизанского отряда Владимира Михайловича Винникова и племянника первого послереволюционного коменданта Чугуева моряка-подводника Ивана Михайловича Винникова. Ныне автору воспоминаний – 85 лет, он ветеран Вооруженных сил, полковник в отставке, проживает в пос. Згуровка Киевской области. В Чугуеве живут его родственники, которые и передали воспоминания А. В. Винникова нашей редакции.

…Я гордился и горжусь своим городом, но во всем этом историческом повествовании для меня очень важно: Чугуев – это мое начало, мое маленькое Отечество. Там проросло мое родное древо, там мои корни и земля, которая уже приняла в себя многих из моего рода. Там покоится моя первая любовь, не имеющая измерения, – моя Мама Анна Степановна, которая вырастила и воспитала троих сыновей.

 

 

ДЕТСТВО

24 мая 1932 года в центре города, по улице К.Либкнехта, в семье начальника почты Владимира Михайловича Винникова и телефонистки почты Анны Степановны (девичья фамилия Иванова) появился на свет второй сын.

По случаю пришел дед Михаил, убедившись, что родился мальчик, извлек святцы и тоном, не терпящим возражений, изрек свое решение: «Уж коль родился 24 мая, а это день святых Кирилла и Мефодия, быть внуку Кириллом». Мама в слезы – будут дразнить Кирюхой. Папа ее успокоил, пообещав уладить со своим отцом возникшее недоразумение. Дед ушел, качнув своей шикарной бородой. Папа спросил маму, а как она хочет назвать сына. Она сказала, что мечтает о сыне Владимире (уж очень она любила моего папу). Папа ответил, что хватит и одного Владимира в семье. Но тут вмешался старший брат Леня и сказал, что ему нравится имя Толя. И родители согласились на Анатолия. Так с той поры и зовут меня.

Детство мое проходило спокойно, если не считать, что в трехлетнем возрасте была операция на левой ноге, в том месте, где она начинается. Мама сказала, что чистили какую-то косточку, шрам остался на всю жизнь, но ни одна комиссия его не обнаружила. Были, конечно, болезни: коклюш, даже малярия и другие. Но они не оставили о себе последствий. В общем, рос здоровый ребенок. Ходил в детский сад. Дружил с Виталиком Егоровым. Пошли вместе в школу. После войны часто встречались. Но об этом несколько позже.

В 1938 году наша семья вынуждена была переехать на окраину, на Зачуговку, в папин родительский дом. Причина в том, что старший брат отца Павел, участник октябрьских событий в Петрограде, а потом занимавший солидную должность в Харькове, был репрессирован как «враг народа». А папу сняли из-за этого уже с должности председателя горсовета Чугуева. На заседании бюро райкома потребовали сдать партбилет как брата «врага народа». На что отец ответил, что у него был еще один старший брат Иван, который умер от ран в бою на бронепоезде с Анатолием Железняком, и его мать получала за сына-героя гражданской войны пенсию. Так что у него не один старший брат. Бюро решило оставить партбилет у отца, но он был переведен на работу с понижением, а спустя полгода отправлен в Одессу на курсы финансовых работников. После курсов, до самой войны, он был управляющим Сбербанка Чугуевского района.

Жили мы на улице Куйбышева, № 7. До революции в этом доме жила большая семья. Бабушка родила четыре сына и три дочери. К 1938 году она осталась одна. Дедушка внезапно скончался, дочери вышли замуж. Младший сын Пантелей был студентом КПИ в Киеве, его исключили с последнего курса тоже из-за брата Павла. Так что в этом доме стали жить бабушка и ее сын Владимир с семьей.

Дом был четырехкомнатный с полуподвалом, где располагалась летняя кухня с русской печкой и лежанкой. Там же был погреб, где в бочках хранились соления капусты с яблоками, огурцы и помидоры. Земельный участок составлял 20 соток, был маленький огород, а остальное – сад.

Огород с весны 1944 года до ухода в армию приходилось вскапывать мне. Сад я любил – обкапывал деревья, жал серпом траву, сушил для нашей безрогой козы Нади, которая давала немножко молока. Каждый год у нее были козлятки.

Улица до революции называлась Большая Каменная, и действительно вся правая четная сторона улицы была застроена одноэтажными однотипными кирпичными домами, с тремя окнами на улицу, этих домов было около сотни. В этих домах жили солдаты и младшие командиры Чугуевского гусарского кавалерийского полка со своими семьями. Известно, что этот полк в 1814 году входил в Париж после разгрома Наполеона.

Фамилии жильцов этих домов остались в моей памяти. Ведь это были наши соседи. В доме № 2 жили Поповы, в № 4 – Коростылевы, в № 6 – Пучковы, в № 8 – Гончаровы, в №10- Жуковы. Далее опять Пучковы, затем Богдановы, Чегликовы, Татариновы, часто повторялись фамилии Жуков, Иванов, Поздняков, Звонарев. Это все были наследники тех лет, потомки тех солдат, которые честно служили Отечеству.

С той далекой поры в Чугуеве дислоцировались и пехотинцы, и кавалеристы, артиллеристы и танкисты. В небе постоянно летали самолеты. Отзвуки пушечной стрельбы с полигона за Донцом и гул самолетов знал каждый житель города. Даже дети от этих звуков не просыпались.

В 1939 году в нашей семье появился третий мальчик. Имя ему дали в честь прославленного летчика В.П.Чкалова – Валерий. В том же году проводилась перепись населения СССР. Помню, что переписчица спросила меня, умею ли я читать, я ответил, что умею. Тогда она взяла со стола газету и предложила мне прочитать ее название. Я прочитал: «Комсомольская правда», она улыбнулась и сказала, что запишет в соответствующую графу – «грамотен».

На следующий год я пошел в школу № 1, где в 1941 году окончил первый класс, причем с похвальной грамотой. После школы меня определили в пионерский лагерь «Фигуровка», недалеко от Чугуєва, на берегу С. Донца. Были мы там недолго. Началась Великая Отечественная война, и родители забрали детей по домам.

Ода Чугуеву

Родной мой Чугуев,

Любимый мой город,

Ты все хорошеешь.

Проходят года,

Но ты остаешься

И светел, и молод,

Таким несравненным

Ты будешь всегда!

 

Отдал ты Отчизне

Любимого сына.

Художник великий

Рожден был тобой.

И пусть он для славы

Свой город покинул,

твою он частицу унес за собой.

 

Учились здесь парни

Сидеть за штурвалом,

Чтоб птицу железную

В небо поднять.

Освоили эту науку недаром,

Ведь к звездам далеким

Пришлось им слетать.

 

Ты славен крестьян

И рабочих делами.

Ты знаешь,

Почем офицерская честь.

Поэты тебя

Прославляют стихами,

Талантов, рожденных тобою,

Не счесть.

 

На улочке этой

Прошло мое детство.

Вот napк,

Что подрос у меня на глазах.

И здесь остается навек

Мое сердце.

И где бы я ни был,

В каких городах.

 

Люблю я тебя,

Мой единственный город,

Ведь тут я родился,

учился и жил!

Красив ты весною,

И летом, и в холод.

Тебя украшать буду –

Хватит мне сил.

 

Течет под горою

Донец величаво,

Вокруг зеленеют поля и леса.

Не помнит Чугуев,

Что было сначала,

Не будет ему никогда и конца.

В. Бондаренко,

(дочь моего старшего брата – Валентина Алексеевна).