Чугуев: есть только миг между прошлым и будущим…

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Сто лет назад наш город перешагнул порог бурного ХХ века. Привычный уклад менялся буквально на глазах – стремительный прогресс во всех сферах жизни, развитие науки, техники, образования и культуры, всеобщая эмансипация. Затем, как гром среди ясного неба, – Первая мировая война и судьбоносный революционный 1917 год.

Предлагаем читателям совершить путешествие в прошлое и узнать, каким был наш город ровно сто лет назад, а поможет нам в этом директор Художественно-мемориального музея И. Е. Репина Светлана Бучастая.

– В начале прошлого века жизнь в Чугуеве протекала в ритме провинциального городка, которую условно можно разделить на «до» и «во время» войны. Начало ХХ века наш город встретил заштатным городом Харьковской губернии. Тогда так назывался населенный пункт, пользующийся правами города, но не являющийся административным центром уезда. В то время добраться до Харькова можно было не только по почтовому тракту, но и по новой скоростной железной дороге. Много усилий пришлось приложить чугуевскому городскому самоуправлению, чтобы ровная линия дороги сделала изгиб и прошла не через Малиновку (как планировалось), а через наш город. Лоббирование этого вопроса началось еще в 1874 году с заявления генерал-лейтенанта Ковалевского и действующего статского советника Барановского в Чугуевскую городскую думу о ходатайстве перед правительством об обустройстве в городе железной дороги. Однако до воплощения этого замысла оставались долгие двадцать лет. Частные железные дороги акционерного общества юго-восточных железных дорог были построены в период с 1862 по 1890 год. Сто лет назад до Чугуева можно было доехать двумя проходящими пассажирскими поездами, которые отправлялись из Харькова утром в 11.42 и вечером в 20.19.

Кстати, первые автомобили появились в городе в 1916 году. Они принадлежали заводу торгово-промышленного общества «Л. И. Барковский». За выдачу автомобильных номеров и проезд по городу с автомобилистов взимали налог в сумме

3 рубля в год. Также городской транспорт в то время был представлен извозчиками, «ваньками» и рессорными линейками, выезжавшими к поездам.

 

 

– Светлана Ивановна, а кто же сто лет назад управлял городскими делами?

– С 8 июня 1860 года, после отмены военных поселений, всеми делами управляла городская дума. Для размещения структур общественного самоуправления было определено здание бывшей эскадронной школы (нынешний Дом детского и юношеского творчества). Городской голова и 33 гласных избирались горожанами на четыре года. Участвовать в выборах имели право только чугуевцы, уплачивавшие определенный размер налогов в пользу города. А вот в результате реформы местного самоуправления 1892 года избирательное право, кроме владельцев недвижимых имуществ, получили лица и учреждения, содержащие торгово-промышленные предприятия по свидетельству первой или второй гильдии. Все остальные категории избирателей были устранены от выборов; женщины также не имели права голоса.

В Чугуевской городской думе постоянные и временные исполнительные комиссии из числа депутатов (гласных) решали хозяйственные и финансовые вопросы города. Повестки дня заседаний городской думы за 1910 и 1916 годы наглядно демонстрируют, как изменилась жизнь в городе с началом Первой мировой войны. Актуальными становятся вопросы обустройства оружейного завода и заготовки леса для беженцев, прибавки жалованья служащим по случаю дороговизны жизни, работы комитета по вопросам о беженцах, открытия лазарета и памятника героям войны в Осиновке.

Наиболее известным общественным деятелем начала ХХ века можно назвать городского голову Петра Лизогубова. Еще в 1873 году ему, простому крестьянину, в возрасте 29 лет удалось разбогатеть на строительных подрядах и стать гласным Чугуевской городской думы, после чего сорок лет проработать в городском самоуправлении. С 1883 по 1902 и с 1906 по 1917 годы Петр Иванович избирался городским головой. Интересно, что в 1918 году (сразу же после революции) дома, в которых он проживал вместе со своей семьей, еще не были национализированы, а позже таинственным образом все-таки оказались в собственности городского совета. Теперь в них находятся детская музыкальная школа и центральная библиотека. К слову, до сих пор мы пользуемся общественными зданиями, которые некогда были частными домами гласных Чугуевской городской думы и были национализированы в 20-х годах ХХ века. Это дома священника Феофана Дейнеховского на Генеральской горе, мещанина Василия Серикова по улице Харьковской, 11, купца второй гильдии Иосифа Суханека по улице Харьковской, 97 и другие. В вихре революции люди, занимавшие должность Чугуевского городского головы, менялись очень часто.

– Сегодня в городе работают около десятка различных банков, а как обстояли дела в 1917 году?

– Должна заметить, что сто лет назад в нашем городе также был собственный банк. Чугуевский общественный Стрекалов банк был открыт 1 января 1901 года. Это уникальный опыт местного самоуправления, не имеющий современных аналогов. Источником капиталов для учреждения подобных банков, как правило, служили городские средства или пожертвования. Городской банк был собственностью городского общества, соответственно, управляла банком дума. Это выражалось, во-первых, в выборах правления, а во-вторых, в том, что думские гласные устанавливали процент ставки как по вкладам, так и по кредитам. Чугуевский городской общественный банк был основан на капитал в десять тысяч рублей. Жертвователем огромной по тем временам суммы стал харьковский купец (уроженец Чугуева) Василий Стрекалов. Его брат Николай Стрекалов в конце XIX века был одним из самых богатых купцов города. В 1893 году им было построено огромное здание стоимостью в 50 тысяч рублей. Национализированное после 1917 года, оно было передано под единое потребительское общество, которое, возможно, известно нам сегодня как райпо.

– Какими еще интересными фактами была отмечена жизнь города в начале ХХ века?

– Уже в то время в Чугуеве работала почтово-телеграфная контора с почтовой станцией. Телефонная связь начала активно развиваться в начале прошлого века – абонентов было мало, и потому связь шла через коммутатор. Его работниц, которые непосредственно связывали звонивших с абонентами, называли «барышня».

Интересно, что чугуевская городская общественная библиотека была учреждена для того, чтобы местное население имело возможность читать книги, журналы, газеты и специальные издания. Фонд библиотеки пополнялся за счет ассигнований городского самоуправления, частных пожертвований, абонентской платы и сборов за проведение концертов, вечеров, спектаклей. А вот читальный зал предоставлял бесплатные услуги.

В небольшом доме по улице Николаевской, 2 (нынешняя Староникольская, 44) с 1893 года работало фотоателье Якова Герасимова. Сотни фотографий были сделаны в этой мастерской. Именно благодаря этим снимкам сегодня мы можем увидеть, какими были наши земляки, жившие в Чугуеве в начале прошлого века. Второе довольно популярное фотоателье находилось по улице Гоголя, 21 (нынешняя Гвардейская). Именно его владелец Лисовский запечатлел нашего земляка, художника Илью Репина, во время приезда в город в 1914 году вместе с другом и помощником Дмитрием Левашовым (на фото).

Модернизация общества в городах в конце XIX – начале ХХ века вызвала к жизни так называемые общественные собрания, которые, по сути, были клубами для самых состоятельных людей города и существовали за их взносы. Основание Чугуевского общественного собрания было вызвано назревшей потребностью в подобного рода учреждении. С первых же дней своего существования оно оправдало возлагаемые на него надежды, дав чугуевцам возможность сделать свой досуг более интересным и разнообразным. Был проведен ряд спектаклей, концертов, музыкальных вечеров, елок и детских гуляний. Однако некрасивая история с карточными играми чуть не стоила собранию жизни. Весной 1914 года члены клуба обыграли в карточную игру шмен-де-фер на сумму 400 рублей сотника третьей Донской казачьей батареи Михаила Чернявского. Губернское начальство получило анонимное письмо и распорядилось закрыть собрание. И только исключение из клуба нарушителей сохранило собрание в действии. Кстати, нарушителями были старейшины собрания – Семен Омельченко, Петр Стрекалов и Фома Муштаев.

Начало Первой мировой войны город, прежде всего, ощутил как постоянные проводы на фронт: опустевшие казармы 10 гусарского Ингерманландского полка, уехавшие добровольцами в ударный батальон юнкера Чугуевского военного училища, вакансии призванных чиновников городского управления, осиротевшие семьи, ураганная инфляция, сахар по талонам, беженцы, пострадавшие от войны и, наконец, революция как результат большевистского переворота.