Котовский – кто же он?

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Улица Котовского расположена в Чугуеве между улицами Харьковской и Рабочей, в направлении железнодорожного вокзала. Жизнь и смерть исторического героя окутаны туманом загадочности. И не поймешь: то ли был он матерым уголовником, то ли политическим бандитом, то ли заступником угнетенных…

Григорий Иванович Котовский везде писал, что родился в 1887 году, на самом деле – на шесть лет раньше 12 июня 1881 года. Место рождения – местечко Ганчешты Кишеневского уезда Бессарабской губернии (ныне город Хынчешть Молдовы). По линии своего отца Григорий Котовский происходил из старинного польского аристократического рода, владевшего имением в Каменец-Подольской губернии. Позднее он разорился. Отец Григория Котовского, инженер-механик по образованию, вынужден был переехать в Бессарабию и перейти в мещанское сословие. В Бессарабии отец поступил на службу инженером-механиком на винокуренный завод князя Мамук-Бея.

В детстве Григорий Иванович пережил два стресса: смерть матери и падение с крыши. Когда Котовскому было шестнадцать лет, умер отец. Григорий остался без средств к существованию. До этого его выгнали из-за хулиганства из училища. Правда, по протекции князя Мамук-Бея в 1896 году Григорий поступил в Кокорозенское агрономическое училище и даже, несмотря на свой буйный, задиристый характер, закончил его. Но протекция и покровительство князя Мамук-Бея не помешала через десять лет Григорию Ивановичу безжалостно ограбить своего благодетеля.

Став агрономом, Котовский получил должность помощника управляющего поместьем Скоповского в Бендерском уезде. Но проворовался и попал в тюрьму. Позже он неоднократно работал в усадьбах богачей и неизменно проворовывался.

Во время Русско-японской войны в 1904 году Григорий Иванович не явился на призывной пункт. В 1905-м его арестовали за уклонение от военной службы и направили в Костромской пехотный полк. Но армейская дисциплина не очень впечатляла Григория, он дезертировал и вернулся в Бессарабию, где сколотил разбойничью шайку, во главе которой совершал разбойничьи набеги на помещичьи имения. Брали все, даже угоняли скот. При малейшем сопротивлении помещиков убивали. Потом Котовский писал, что решил «отомстить той среде, в которой вырос». При этом всегда орал: «Я Котовский!» и усиленно распространял миф, будто он благородный разбойник и грабит только богатых, раздавая отнятое у них добро несчастным крестьянам. Раздавал, как правило, копейки. Григорий Иванович любил выходить в свет: ошивался он на раутах, где собиралась вся бессарабская знать.

В 1905 году судьба свела Григория Ивановича с одесскими анархистами. Несколько лет рекомендовал себя не иначе как анархистом-террористом или анархистом-индивидуалом. И это было красиво. Он пугал многих. Но многих и завораживал. На дело ходил всегда с двумя револьверами. И, будучи левшой, всегда начинал стрелять с левой руки. Стрелять он тоже любил. За ним числилось с десяток убийств. Еще он любил спорт – бокс, гири и крокет, а позже и футбол. В 1917-1918 годах отдавал часть средств из награбленного на содержание нескольких футбольных команд в Одессе.

В 1906 году Котовского, прозванного сыщиками «героем тысяча одной уголовной авантюры», все-таки арестовывают. В тюрьме Григорий Иванович с помощью кулаков немедленно сделался своим и организовал грандиозный побег уголовников из кишиневского тюремного замка. Его поймали, затем были новые побеги и задержания. Тюрьма Котовского нисколько не испугала. В камере он быстро разобрался с авторитетами. Венцом разборок с авторитетами стало убийство Котовским самого уважаемого уголовного авторитета того времени – «Ваньки-Козлятника».

Как ни оправдывался Григорий Иванович, что раздавал часть денег бедным, как ни твердил, что революция 1905 года сделала из него благородного разбойника, суд отправил его в Сибирь – на каторгу, на 12 лет, за вульгарный бандитизм. Сидел он в знаменитом Нерчинске. И вел себя весьма похвально. Активно сотрудничал с властями. И с замиранием сердца ждал амнистии по случаю 300-летия дома Романовых. Однако амнистия бандитов не коснулась. Тогда зимой 1913 года Котовский убивает двух охранников и бежит через тайгу. Объявился Григорий Иванович в родной Бессарабии. Сколотил тут же новую банду – и приступил к привычному разбою. В 1915-1916 годах Котовский совершил 28 налетов, один другого громче. В те годы Котовский больше всего хотел срубить побольше деньжат и убежать в Румынию. Но фортуна опять повернулась к нему тылом. После очередного налета он не смог уйти от погони.

Судили его в Одессе военно-окружным судом. На суде Григорий Иванович признался в немыслимом числе грабежей и разбоев, но дружков своих не выдал. Суд приговорил к смертной казни через повешение. На суде будущий большевик каялся и просил отправить его на фронт, где он со словами «За царя, за веру!» будет смывать свои грехи кровью. За него вступилась жена генерала Брусилова – она просила отправить его на фронт. Сначала генерал, сообразуясь с убеждениями своей супруги, добился отсрочки казни. А потом грянула февральская революция. Котовский мгновенно выказал всяческую поддержку Временному правительству. Освободил же его личным распоряжением сам Керенский в мае 1917 года.

Затем был Румынский фронт. Воевал Котовский отменно, и в октябре 1917 года уже был произведен Временным правительством в прапорщики и даже награжден Георгиевским крестом. Григорий Иванович становится членом полкового комитета 136-го Таганрогского пехотного полка. А в ноябре 1917 года после октябрьского переворота примыкает к левым эсерам, избирается членом комитета 6-й армии.

Полно противоречий и последующее его бытие. Он опять становится во главе конной банды. Несколько раз попадает в плен к белым. Его громит анархистка Маруся Никифорова. Его дружбы пытается добиться Нестор Махно. Но в мае 1918 года Котовский оказывается в Москве. Что он делал в столице, до сих пор никому неизвестно. То ли участвовал в мятеже левых эсеров и анархистов, то ли подавлял этот мятеж… Но уже в июле Котовский снова в Одессе. Водит дружбу с не меньшей одесской легендой – Мишкой Япончиком.

5 апреля 1919 года, когда части Белой армии и французские интервенты начали эвакуацию из Одессы, Котовский под шумок вывез из Госбанка на трех грузовиках все имеющиеся там деньги и драгоценности. Судьба этого богатства неизвестна. До сих пор на Херсонщине и в Бессарабии не перевелись энтузиасты, которые пытаются их найти. Остается предположить, что именно эти средства помогли Котовскому стать красным командиром и «героем гражданской войны»… Как бы то ни было, но с весны 1919 года он командует Тираспольским отрядом, воюя на стороне большевиков. С июля 1919 года Котовский становится командиром одной из бригад 45-й стрелковой дивизии. В апреле 1920 года вступает в коммунистическую партию большевиков. Действуя смело и решительно, с присущим ему авантюризмом и наглостью, он везде одерживает победы и становится кавалером трех орденов Красного Знамени и Почетного революционного оружия.

С декабря 1920 года Котовский командует кавказскими воинскими частями. К 1922 году Григорий Иванович сделал внушительную карьеру: командир 2-го кавалерийского корпуса, член ЦИК СССР, ЦИК Украины, ЦИК Молдавской АССР… Вне всякого сомнения, его кто-то усиленно двигал. Быть может, сам Фрунзе… Жизнь бывшего уголовника складывалась великолепно. Но сильно беспокоили ужасные головные боли – последствия контузии. И еще: он занялся темными финансовыми делами – на дворе-то стоял благословенный НЭП. Во всяком случае, в Умани захватил Григорий Иванович сахарный завод, употребив его на нужды своего корпуса…

В ночь с 5 на 6 августа 1925 года был Котовский был убит под Одессой, в военном совхозе «Чабанка». Смерть его таинственна – ровно как и смерть его благодетеля Михаила Фрунзе. По официальной версии выходило, что Котовского застрелил его адъютант, с женой которого он имел очень «тесные отношения».  Но другие историки утверждают, что это вранье, как почти все в официальной биографии героя. В «Чабанку» Котовский приехал с женой Ольгой, в браке с которой состоял с 1920 года. В роковой день Котовский был в пионерском лагере. Вернулся часов в десять вечера. Тут же началась дружественная попойка. Потом все разошлись. Ушла в дом и Ольга. Услышала выстрел. Выбежала. Увидела убитого мужа. Убийцу ловить не пришлось. Он сам сдался властям. Это был Майер Зайдер – начальник охраны того самого сахарного завода в Умани. На суде Зайдер сообщил, что убил Котовского за то, что тот отказался повысить его по службе… Зайдеру дали всего десять лет. Он отсидел два года, заведуя тюремным клубом. А в 1928 году его вообще освободили. Впрочем, через два года его прикончили бывшие котовцы.

Загадка убийства Григория Ивановича так и остается неразгаданной. То ли Котовского убрали из-за Фрунзе, который хотел сделать Григория Ивановича своим заместителем. То ли убить Котовского приказал Дзержинский, который ненавидел Фрунзе, а заодно и Котовского, собрав против него немалый компромат. То ли пал герой из-за махинаций на сахарном заводе. Ходили среди уголовного элемента и слухи, что убийство Котовского было местью за предательство в 1919 году уголовного авторитета и одновременно командира 54-го революционного имени Ленина полка Мишки Япончика, у которого Майер Зайдер был в то время адъютантом…

Но на этом история человека-легенды не заканчивается. Григорий Иванович был похоронен в Бирзуле (ныне Котовск Одесской области). Тело Котовского было забальзамировано и помещено в мавзолей его имени. Заспиртованное сердце Григория Ивановича, по слухам, до сих пор хранится на Лубянке. При румынской оккупации мавзолей был разрушен, тело Григория Ивановича было выброшено. Три ордена Боевого Красного Знамени и почетное революционное оружие Котовского были украдены румынскими войсками. После войны Румыния официально передала награды Котовского СССР.