История

Пролилися на Вкраїні великії сльози Колективізація на Чугуївщині

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 24.11.2017 07:20

...Голод, який поширювався протягом  1932 р., набув найстрашнішої сили на початку 1933 р. Підраховано, що на початку року середня селянська родина з п’яти чоловік мала близько 80 кг зерна, щоб проіснувати до наступного врожаю. Інакше кажучи, кожний її член мав близько 1,7 кг на місяць. Залишившись без хліба, селяни їли котів, собак, щурів, кору, листя, навіть пили помиї з добре забезпечених кухонь членів партії. Мали місце численні випадки канібалізму. За словами одного радянського автора, «першими вмирали чоловіки. Потім діти. В останню чергу помирали жінки. Але перш ніж померти, люди часто божеволіли, втрачаючи своє людське єство»…

О. Субтельний. «Історія України».

…У 1933 р. помічник Сталіна на Україні Мендель Хатаєвич, що керував кампанією зернозаготівель, із гордістю заявляв: «Між селянами і нашою владою точиться жорстока боротьба. Це боротьба на смерть. Цей рік став випробуванням нашої сили і їхньої витривалості. Голод довів їм, хто тут господар. Він коштував мільйони життів, але колгоспна система існуватиме завжди. Ми виграли війну!» Відомо, наскільки малодостовірною є радянська статистика того часу (роздратований результатами перепису 1937 р., що виявив страхітливо високу смертність, Сталін наказав розстріляти керівників програми перепису). Радянські архівні матеріали, що стосуються сталінської доби, залишаються в основному  недоступними. Тому важко остаточно визначити кількість померлих з голоду. За підрахунками, що спираються на методи демографічної екстраполяції, число його жертв на Україні коливається в межах 3-6 млн чоловік…

О. Субтельний. «Історія України».

 

Важкий коток колективізації повільно рухався по Чугуївщині. До 1931 року в районі було колективних господарств близько 10%. Перед новим 1932 роком тут побував перший секретар ЦК КПУ(б) С. В. Косіор. Таке неподобство під боком ЦК (Харків на той час був столицею України) він стерпіти не міг. Наслідком його поїздки було те, що з посади першого секретаря райпарткому було усунено, а голову райвиконкому віддано до суду «…за малодушність в проведенні лінії партії в життя» і розстріляно.

Нове керівництво гаряче взялося за «виправлення недоліків». Для кожного села були створені бригади комуністів і комсомольців. Правда, місцевих «буксирів», як їх назвали в народі, було обмаль – допоміг Харків. Віддані справі комуністи і комсомольці з 67-го Куп’янського полку, що був розквартирований в Чугуєві, також працювали в бригадах «буксирів».

«Важлива політична справа» була зрушена з місця. Якщо на 30 січня відсоток колективізації складав 13,8, то до 20 березня він підскочив до 46. Вживалися найрішучіші заходи. Найбільш упертих селян везли до Харкова – там «виховували». Повертаючись назад, вони слухняно писали заяви на вступ до колгоспів. До середини 1932 року відсоток колективізації зріс до 60. Дуже неслухняних розкуркулювали і відправляли до Сибіру.

 

Подробнее: Пролилися на Вкраїні великії сльози Колективізація на Чугуївщині

   

Страницы жизни чугуевского доктора

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 10.11.2017 07:54

Публикации о судьбах наших земляков, тесно переплетенных с судьбой самого Чугуева, пользуются большой популярностью у горожан. На этот раз предлагаем вниманию читателей повествование известного в городе человека – Вячеслава Васильевича Лапшина – о своем деде, оставившем заметный след в истории Чугуева

Козьма Потапович Цехмистро – этого человека сейчас помнят немногие в Чугуеве. К сожалению, время неумолимо, все поглощает Лета. В двадцатые, тридцатые, сороковые, пятидесятые, шестидесятые годы это имя было широко известно и произносилось с уважением. Трудовой медицинский стаж Козьмы Потаповича, моего деда, составлял 65 лет. Мало кому выпадала возможность столько успешно работать в одной специальности. Когда мы с дедом шли по улице, многие с ним почтительно здоровались и даже в знак особого уважения некоторые снимали шапки. Совсем как в кинофильмах о старинных временах такое делали перед барином. Мне, подростку, это нравилось, я испытывал гордость за него. Наверное, на уровне подсознания явные знаки уважения к врачу повлияли на выбор мною врачебной профессии. Сейчас, к сожалению, даже самый именитый доктор такого людского уважения не видит, к нашему брату отношение иное.

Дед прожил долгую трудовую жизнь, думаю, что служил медицине по призванию, занимаясь любимым и очень ответственным делом. Счастливая мужская судьба!

Сын крестьянина, православный, он родился 1 ноября 1882 года в селе Карловка Полтавской губернии. Среднее медицинское образование получил в четырехгодичной Курской земской фельдшерской школе, которую окончил с отличием в 1900 году. Высшее образование по специальности «Лечебное дело» приобрел в первом Харьковском медицинском институте, его окончил с отличием в 1931 году. В качестве фельдшера работал в Курской губернской больнице, Люботинской железнодорожной больнице, на постройке железной дороги «Псков – Полоцк» по мобилизации. Демобилизовавшись, приехал в Чугуев, где постоянно с 1918 года трудился на разных медицинских должностях, в том числе на должности зав. районного отдела по охране материнства и детства, руководил отделом по борьбе с эпидемией холеры в 1921 году, почти до начала войны работал в хирургическом отделении районной больницы. Кроме этого, вел прием, выезжал на срочные вызовы, лечил детей и взрослых, принимал роды, делал хирургические операции, преподавал в медицинском училище будущим медицинским сестрам. По специфике работы был практически земским врачом, настоящим подвижником – в Чеховском и Вересаевском понимании этого слова, хотя в те годы земства как такового уже не было.

Земство, созданное еще в 1864 году, сыграло большую положительную роль, особенно в народном образовании и организации медицины для народа. Советская власть такой институт разрушила как пережиток прошлого – в новые времена народное самоуправление было ни к чему. Сейчас в Украине медицина реформируется, воссоздается что-то похожее в виде семейной медицины.

Как раз в 1918 году в Чугуев перебралась студентка высших женских медицинских курсов Надежда Вячеславовна Орешникова, уехав из революционной Москвы от голода и красного террора в Украину. Козьма Потапович заметил красивую нездешнюю девушку. В 20-м году образовалась новая семья, спустя 2 года родилась моя мама Ирина, и наш род продолжился.

Подробнее: Страницы жизни чугуевского доктора

   

Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 27.10.2017 06:55

Наши публикации – воспоминания о родном городе и его жителях Анатолия Владимировича Винникова – нашли неожиданное продолжение. Через своих родственников, проживающих в Чугуеве, он передал для редакции газеты и наших читателей свои воспоминания о послевоенной юности, проведенной в нашем городе. Автобиографическое повествование, тесно переплетенное с судьбами Чугуева и чугуевцев, подкупает своей простотой и искренностью…

Послевоенная юность

Победа в 1945 году несколько изменила нашу жизнь, прежде всего, эмоционально, но материально – практически ничего. Особой радости я не помню. Стали возвращаться фронтовики к своим домам, оживились восстановительные и строительные работы.

Первым на нашей улице пришел сосед дядя Коля Жуков. Но пришел на костылях, правая нога, простреленная финским снайпером, так и не стала сгибаться в колене. Иван Андреевич Гончаров из 8-го дома пришел старшим лейтенантом, как он говорил, был начфином полка. Вернулись из № 1 и № 3 отец и сын Богдановы. Сын был сильно покалечен. Оба закончили войну в Берлине. Возвращались и другие, но не все. Наш папа политрук В. М. Винников так и не вернулся из боя под Воронежем.

Нам с младшим братом Валерием за погибшего отца-офицера платили пенсию по 90 рублей каждому. Мама по состоянию здоровья работать не могла. Старший брат Алексей работал радиомехаником, а потом киномехаником в Суворовском училище. Вера, которая жила с нами, работала в Военторге. Она продолжала быть главным кормильцем нашей семьи.

Подробнее: Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

   

Кривавий серпень 88-го

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: С. ГОЛОВІН. 06.10.2017 06:28

Майже 30 років тому, в один із серпневих днів 1988 року, Харківщину охопила справжня паніка. Ще б пак! У Шевченківському районі на території військової частини та за її межами солдат строкової служби холоднокровно розстріляв трьох товаришів по службі і стільки ж цивільних. З автоматом та кількома магазинами до нього неспійманий вбивця з чотирьох напрямків обрав західний – у бік Чугуєва та Харкова.

МОГЛО Б БУТИ ДЕКІЛЬКА «ЧОРНОБИЛІВ»

Теперішньому начальнику залізничної станції «Чугуїв» Віктору Маслову в ту пору виповнилось 26. Він очолював сусідню станцію «Есхар». У ніч з 25-го на 26-е серпня його і всіх начальників станцій керівництво Південної магістралі викликало на роботу і поставило вимогу бути надзвичайно уважними, – швидше за все, часовий, який покинув пост і завдав стільки лиха, забажає скористатися послугами стальної магістралі.

– Моєму потрясінню не було меж, – каже залізничник. – Річ у тім, що п’ятьма роками раніше я демобілізувався з ракетних військ стратегічного значення. А надзвичайна пригода трапилась на території частини в селі Первомайське, особовий склад якої охороняв одне з найбільших в колишньому СРСР сховищ компонентів рідкого палива для ракет – гептилу та меланжу. Те, що загинули шестеро людей і Радянська армія накликала на себе нечувану ганьбу, – так, це велика трагедія, так, це непоправне лихо для рідних і близьких тих, чиї життя вмить обірвалися під мирним небом. Але як колишній ракетник відповідально заявляю: якщо, не доведи господи, той озлоблений боєць надумав би підірвати гранатою або підпалити підземне сховище того ж гептилу — особливо небезпечного отруйного компоненту ракетного палива, могла б трапитись біда, масштабніша за Чорнобильський апокаліпсис. Смертельна хмара накрила б не одну область, і постраждала б не лише Україна…

Через 8 років після тієї жахливої стрілянини автору цих рядків довелось провести власне журналістське розслідування кривавої події, поспілкувавшись зі старшиною частини прапорщиком Павлом Сильченком.

З його слів, «дідівщини» в підрозділі не було. В 1988 році тут налічувалось 55 бійців, але перед цим – 15 солдат. Усіх видно, нестатутними відносинами, зі слів того ж старшини, і не пахло. Важливий об’єкт охороняли цивільні особи.  Проте вийшов наказ цивільних до охорони військового об’єкту не залучати. Тоді солдатам довелось ходити в наряд «через день на ремінь», що суперечило Статуту гарнізонної та караульної служби. От і збільшили роту до 55 чоловік.

 

Подробнее: Кривавий серпень 88-го

   

Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 22.09.2017 06:06

Из воспоминаний нашего земляка Анатолия Владимировича Винникова – сына комиссара Чугуевского партизанского отряда Владимира Михайловича Винникова и племянника первого послереволюционного коменданта Чугуева моряка-подводника Ивана Михайловича Винникова

ВОЙНА

Что такое война мы еще не знали, но очень скоро своими детскими душами ощутили всю ее трагическую суть. Первое, что я увидел, – это был госпиталь с ранеными красноармейцами, который расположился в нашей школе.

На этом мое счастливое детство кончилось. Скоро я увидел папу в военной форме. Еще во время войны с Финляндией он по призыву был на курсах политсостава, ему было присвоено звание политрука. В петлицах папиной гимнастерки было по три кубика, а справа на ремне в кобуре был револьвер. В этом звании он ушел на фронт и погиб под Воронежем в 1941 году.

В конце сентября наша семья была эвакуирована, также с нами ехала самая младшая мамина сестра Вера. Эта 19-летняя комсомолка, окончившая 10 классов, никоим образом не могла оставаться под оккупацией нацистов. В годы войны, да и после нее, Вера очень много сделала для нашего выживания в невероятно тяжелых условиях. Мы все многим обязаны ей за то, что остались живы.

Нас погрузили в товарные вагоны, приспособленные для перевозки людей. Вагоны присоединили к эшелону из Харькова, который вывозил оборудование военных заводов. К эшелону были присоединены две платформы с зенитно-пулеметными установками. В наших двух вагонах ехали семьи, как тогда говорили, ответственных партийных и советских работников города и района.

Путь наш в эвакуацию был нелегок и нескор. Более месяца мы были в дороге. В начале пути, после Купянска, под Валуйками, наш эшелон бомбили. Бомбы свистели и падали, но ни одна не попала. На станции Валуйки я впервые увидел результаты нацистских злодеяний – разбитые, обгоревшие остовы вагонов, глубокие воронки от взрывов бомб. А еще... Еще не полностью убранные останки человеческих тел. Вот только тогда я стал понимать, что такое война. Это страх, горе, ужас, смерть...

 

Подробнее: Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

   

Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Administrator 15.09.2017 06:17

Как часто бывают переплетены судьбы людей и городов! В судьбе человека можно узнать судьбу города и наоборот… Именно такой крепкой и неразрывной нитью жизни оказался связанным с Чугуевом Анатолий Владимирович Винников, чьи детство и юность прошли в нашем городе, и который он часто любил посещать на протяжении жизни. Несмотря на годы разлуки с малой родиной и сотни километров, Чугуев живет в душе ветерана всегда, согревая ее теплом, трогательными и милыми сердцу воспоминаниями.

Предлагаем читателям отрывки из автобиографического повествования нашего земляка Анатолия Владимировича Винникова – сына комиссара Чугуевского партизанского отряда Владимира Михайловича Винникова и племянника первого послереволюционного коменданта Чугуева моряка-подводника Ивана Михайловича Винникова. Ныне автору воспоминаний – 85 лет, он ветеран Вооруженных сил, полковник в отставке, проживает в пос. Згуровка Киевской области. В Чугуеве живут его родственники, которые и передали воспоминания А. В. Винникова нашей редакции.

…Я гордился и горжусь своим городом, но во всем этом историческом повествовании для меня очень важно: Чугуев – это мое начало, мое маленькое Отечество. Там проросло мое родное древо, там мои корни и земля, которая уже приняла в себя многих из моего рода. Там покоится моя первая любовь, не имеющая измерения, – моя Мама Анна Степановна, которая вырастила и воспитала троих сыновей.

 

Подробнее: Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

   

История одной фотографии

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: А. Зинченко. 01.09.2017 06:28

Штаб 41-й гвардейской стрелковой дивизии размещался в урочище, что восточнее села Лебяжье. 7 августа 1943 года в 19.00 в блиндаже командира полковника К. Н. Цветкова собрался ее командный состав. Командир ставил задачу по проведению предстоящих боевых действий. Кроме военных, в блиндаже находился и гражданский. Офицеры с удивлением на него поглядывали.

– Секретарь Чугуевского райкома партии Палилов Федор Иванович, – представил присутствующего полковник. – Действия частей дивизии по освобождению города для него не безразличны. Вам слово, Федор Иванович.

– На войне без стрельбы и урона не бывает, – начал он, – и все же прошу вас: постарайтесь как можно меньше нанести ущерба городу.

– Это тебя прежде всего касается, капитан Каграманов, – обратился полковник к командиру дивизионной разведроты.

…В ночь с 8 на 9 августа разведчики капитана В. А. Каграманова произвели поиск. Взяли в плен двух «языков», которые показали, что несколько самых крупных зданий города заминированы. Перед началом боевых действий разведчики совместно с дивизионными саперами сняли посты и разминировали здания. Непосредственно группа разведчиков под командованием капитана В. А. Каграманова обезвредила мины в здании корпуса военных топографов – ценного архитектурного памятника Чугуева.

За отвагу и мужество, проявленные в боях за освобождение города, большая группа воинов соединения была награждена орденами и медалями. В частности, капитан В. А. Каграманов и старший сержант сапер Т. А. Аликов были удостоены орденов Отечественной войны І степени.

Прошло несколько десятилетий, но чугуевцы не забыли подвиг отважных воинов. Владимиру Абрамовичу Каграманову присвоили звание «Почетный гражданин Чугуева».

 

Подробнее: История одной фотографии

   

Тревожные дни и тяжелые годы

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Автор: Записала В. ШЕВЧЕНКО. 11.08.2017 05:52

Давно отгремели победные залпы весны 1945-го… C каждым годом мы все дальше и дальше уходим от тех грозных и страшных событий, уже практически не встречаем на улицах ветеранов Великой Отечественной войны, увенчанных боевыми орденами и медалями. Новые поколения успели вырасти в мирное время, не зная взрывов бомб и ужасов оккупации.

Наша землячка Юлия Аркадьевна Смородова осенью 1941-го подростком встретила войну в Чугуеве. В свое время она была гостем нашей редакции. Ее рассказ, преисполненный боли и слез, мы предлагаем нашим читателям.

«Сентябрь 1941 года… Еще шли занятия во всех школах Чугуева. Сообщений с фронта – никаких; все, кто имел радиоприемники, сдали их; газет нет. Через город небольшими соединениями проходили войсковые части. Остановились у нас в доме на ночлег; капитан говорил, что, мол, ничего страшного не происходит, наши войска просто идут для переформирования. Правда, объяснял, что если увидим в небе самолет и от него полетят палочки (это он мне, девочке, объяснял), то нужно падать на землю, – это бомбы.

Начались беспокойные дни, в небе над городом шли воздушные бои, где-то стреляли зенитки, кружили самолеты, загорались и падали далеко за Зачуговкой. Занятия в школах прекратились, а в новой школе (теперь ООШ №1) разместился госпиталь. Люди стали получать документы на эвакуацию, моя мама (учительница) получила литер на Ульяновск и сухой паек: сахар темный, сухари, сало. Этот паек так и стоял у нас в корзинке у двери, ожидая, когда мы двинемся в путь. Эвакуация шла как-то незаметно, не знаю, может быть, люди уезжали ночью?.. Мы с мамой думали, что уедем поездом, потом пошел слух, что будем уезжать машинами, потом – подводами. Но никто нам ничего не сообщал, никто к нам не приходил, а мы боялись уходить из дому, чтобы не пропустить тех, кто за нами придет.

 

Подробнее: Тревожные дни и тяжелые годы

   

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL