Чугуев – мое начало, мое маленькое Отечество

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Из воспоминаний нашего земляка Анатолия Владимировича Винникова – сына комиссара Чугуевского партизанского отряда Владимира Михайловича Винникова и племянника первого послереволюционного коменданта Чугуева моряка-подводника Ивана Михайловича Винникова

ПОСЛЕВОЕННАЯ ЮНОСТЬ

Летом, после 9 класса, меня пригласили в сборную школы по легкой атлетике для участия в областных школьных соревнованиях. Спартакиада проходила в Харькове, на стадионе «Динамо». Я бежал свою дистанцию (ведь год прошел после комиссии) 1,5 км. И, что интересно, занял 1-е место и получил грамоту. Школьная команда выступила очень хорошо. Многие ребята и девчата были награждены ценными подарками и грамотами. Нашей школе присудили 1-е место среди школ области.

Осенью, как обычно, копать картошку и собирать урожай приходилось не только дома, но и у тетей, а их (сестер) у мамы было шестеро.

Наконец-то в 1951 году вышел на финишную прямую – пошел в 10 класс. В начале учебы ко мне подошел Паша Чумаченко, он учился в 10-Б, а я в 10-А, и пригласил в секцию гимнастики. Занятия под руководством тренера проводились 3 раза в неделю. В течение первого месяца занятий домой я приходил с большим трудом, особенно тяжело было на второй день. Но на очередную тренировку я шел упрямо. Уже пошел третий месяц, а у меня ничего не получалось ни на каком снаряде. Но после нового года вдруг все стало получаться на перекладине, брусьях, кольцах и в прыжках через коня. Видимо, сработал закон, по которому накопленное количество перешло в новое качество. Ко Дню Советской армии (23 февраля) были проведены разрядные соревнования. Я занял второе место и получил 3-й спортивный разряд по гимнастике. Первое место занял мой друг Женя Волков. Мы сидели с ним за одной партой. Этот Волков был исключительно одаренным и талантливым парнем. В свои 18 лет он был прекрасный, всесторонне развитый спортсмен, играл на рояле. Был воспитан, в учебе ему не было равных – золотая медаль венчала его аттестат зрелости. После школы он был студентом физико-математического факультета университета, а после стал ученым-атомщиком.

 

 

Зимой наша школа принимала участие в районном лыжном забеге на 10 километров. Естественно, я тоже участвовал, но эта гонка не обошлась без происшествий. Из дома до места соревнований я шел на лыжах. Спускаясь по Малиновской горке, в направлении села Малиновка, я шел по лыжне вдоль дороги, внезапно увидел торчащий из-под снега на лыжне булыжник и, чтобы уберечь лыжи, упал на бок. Что-то хрустнуло в левом запястье. Поправив солдатские перчатки, пошел на старт. Уже на трассе я ощутил, что большим пальцем левой руки не могу крепко держать лыжную палку. Зажав палку ладонью и четырьмя пальцами, продолжил бег на лыжах. Не сходить же с дистанции. Надо дойти до финиша с приличным временем. Дошел, физрук сказал, что уложился в норму времени третьего разряда. На радостях отстегнул лыжи, правую перчатку снял легко, а вот левую помог снять мой друг Славик Дашевский. Рука оказалась опухшей. Тут же появилась медсестра, измазала руку йодом и наложила тугую повязку. Что делать? Лыжи на плечо, пошел домой. Мама, увидев бинт, не удивилась, а только спросила: «Что на сей раз? Завтра же на рентген!»

Попал я на рентген к знакомому дяде Мише только в пятницу. Сунул руку за экран. Долго он что-то рассматривал, сделал снимок и отправил к хирургу. Тот внимательно изучал снимок, долго ощупывал пальцы на руке, а потом сказал:

– У вас, молодой человек, перелом, надо делать операцию.

Новая проблема. Я спросил, что, очевидно, надо резать и будет шрам, а как же военное училище? Врач, еще раз прощупав большой палец, посмотрел снимок и сказал, что если я не хочу операцию, то можно ее и не делать.

– У вас удачный перелом, да и костный мозоль уже зафиксировал перелом. Неудобства вы ощущать не будете, будет только шишка.

Я обрадовался. Рука работала нормально. Когда проходил в военкомате медкомиссию, на вопрос: были ли переломы, я ответил: «нет». Растопырил пальцы и повертел запястьями, все обошлось.

Весной, как раз на Пасху, десятиклассники отправились сажать лес. Сажали его за Донцом, с левой стороны от трассы Харьков – Ростов. Там были песчаные просторы. Работники лесхоза распределили нас по парам (мальчик-девочка). Ребятам вручили специальные «мечи» – это длинная узкая лопата с крестовиной на конце ручки. Меч надо было с силой резко вонзить в песок и сделать движение вперед-назад. Появлялась глубокая узкая воронка. Напарница опускала длинный корешок соснового росточка, держа верхушечку ростка над грунтом. Затем надо снова вонзить меч в песок и прижать росток грунтом. Так по 50 штук на каждую пару. Посадили. Вернулись домой вечером. Нам сказали «спасибо».

В 2002 году я побывал в Чугуеве и поинтересовался результатами нашего труда. За Донцом стоял густой 50-летний зеленый сосновый лес. Приятно вспомнить и увидеть плоды юношеского энтузиазма на благо Отечества.

В июне 1952 года на торжественном собрании нам вручили аттестаты зрелости. Это был последний выпуск переростков! Многие начинали учиться в школе еще в 1941 году, но война не дала возможности нормально учиться. Таких, как я, было больше половины класса.

Аттестат зрелости я получил нормальный. Были и тройки, и четверки, почему-то весь гуманитарный курс был оценен пятерками. Учась в старших классах, я задних не пас. Был старостой класса. А последние 2 года был председателем школьного общества ДОСААФ. Кроме военной подготовки, мы изучали устройство пулемета «Максим», гранат и мин. Владели ружейными приемами в строю и на марше. Многие стреляли из малокалиберной винтовки.

Наш 10-А класс был дружный. Я не помню, чтобы ребята ссорились между собой. Курящих в классе не было. Шутили, да, но не ругались. Давали друг другу списывать домашние задания. Моими личными друзьями были Женя Петрусенко, сын подполковника из политотдела дивизии, и Женя Волков, наш первый золотой медалист. Отец его был летчик, подполковник, в то время служил замполитом авиационного полка. У обоих я бывал дома. Чудесные, заботливые родители. Мне интересно было видеть роль отца в семье. За обедом или ужином даже по рюмочке выпивали.

Всеобщей симпатией класса была Валя Сурядная, первая девушка, золотая медалистка. Училась очень прилежно. Все школьные классы заканчивала с похвальными грамотами.

Отдельно об учителях. Классным руководителем была Елена Павловна, преподавала английский язык, молодая жена летчика, добрейшей души человек. Директором школы был Н. М. Старцев, лейтенант-танкист во время войны,  необщительный, преподавал историю в 8 и 9 классах. Историю преподавала его жена Екатерина Васильевна. Много было преподавателей фронтовиков. Самым обаятельным и внимательным был бывший командир артиллерийской батареи, капитан запаса Алексей Михайлович Солодовник. Он преподавал географию. Впоследствии он стал директором школы. Русский язык и литературу вел Алексей Иванович Иванов, бывший узник нацистского концлагеря. Петр Данилович Кокоша преподавал математику. Знал и любил свой предмет безупречно, часто шутил. Однажды он изрек нашей однокласснице Вере Берестовой:

– Вера, слабый у тебя КПД. Кстати, а что такое КПД?

Она ответила:

– Коэффициент полезного действия.

На что он поправил ее: то, что она сказала, будет на ее работе после школы, а пока для нее КПД – это Кокоша Петр Данилович. Так мы его потом и называли – КПД.

И физику, и украинский язык с литературой, и астрономию преподавали фронтовики. Уж очень заботливо они относились к нам – детям войны. Любимцем мальчишек и девчонок был Николай Петрович Галкин, старший лейтенант пехоты. Красивый, обаятельный, внимательный, простой, открытый и общительный преподаватель физкультуры и военного дела. Светлая им всем память...

Весной в райвоенкомате была медкомиссия, я был признан годным к военной службе в авиации или морском флоте. Так я стал здоров и годен к учебе в военном училище. Ни о каком выборе гражданского вуза речи не могло быть. Отсрочка от призыва в армию для завершения учебы закончилась. Выбор был один: или быть призванным рядовым на 3 года срочной службы или добровольно идти в военное училище и стать офицером. Подспудно я мечтал быть, как отец, политработником. Выбор был сделан: с Витей Петренко поехали в город Сумы для поступления в артиллерийское училище. В первых числах августа я получил повестку из райвоенкомата с указанием прибыть 11 августа 1952 года в Харьковский облвоенкомат для отправки в Сумы.

С этого дня началась моя тридцатилетняя военная служба…