Мне бы в небо…

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Так сложилось, что в Чугуеве профессия военного во все времена считалась самой почетной и престижной, а летчики вызывали особое восхищение и уважение. Ведь «парить» среди облаков, смотреть на мир с высоты птичьего полета, ощущать себя свободным и почти невесомым... Что может быть прекраснее?

Накануне Дня авиации Украины, который отмечается ежегодно в последнюю субботу августа, гостем нашей редакции стал командир смешанной авиационной эскадрильи воинской части А-4104, подполковник Олег Коцарь.

– Олег Александрович, расскажите нашим читателям, как Вы стали одним из покорителей «пятого океана»?

– Могу точно сказать, что это мечта детства. Я родился в городе Волчанске, где так же, как и в Чугуеве, было училище летчиков и аэродром. Так что я с младших классов мечтал об этой прекрасной профессии, и уже с 9 класса занимался парашютным спортом в местном военно-патриотическом клубе (наподобие старого ДОССАФа), и на момент окончания школы на моем счету было 95 прыжков. А в 1994 году поступил учиться в Харьковский институт летчиков Военно-Воздушных сил.

– Можно сказать, что в эти годы авиация переживала не лучшие времена…

– Да, и очень хорошо, что они остались позади. Летать мы начали на третьем курсе. Практика у нас проходила на аэродроме в Чернигове на базе бывшего училища летчиков. Полетов было очень мало по одной простой причине – дефицит топлива. После выпуска в 1998 году я интенсивно начал летать лишь в 2005-м. Семь лет мы, можно сказать, «перебивались». В год у нас мог быть всего лишь один полет. Но лично я никогда не раздумывал над тем, чтобы уйти из авиации. Когда есть желание летать, трудно потерять интерес к профессии. Так что я, как и многие другие, просто пережил эти сложные времена, благодаря чему сегодня могу заниматься любимым делом.

Первый раз в небо я поднялся еще школьником и мгновенно влюбился в него. Сверху вид открывается просто завораживающий. Я был потрясен, насколько красивы земля, дома и ровные улицы. Конечно, со временем привыкаешь к этой красоте и даже порой не замечаешь и воспринимаешь как должное, но стоит не полетать несколько дней – как сразу же начинаешь скучать. Неслучайно летчики сравнивают это чувство с детской болезнью – если один раз заболел, то навсегда. Лично я, приходя на работу, ловлю себя на мысли, что действительно получаю огромное удовольствие от нее. Знаете, если обычному человеку возьмут и скажут: «Не приходи сегодня на работу». В большинстве случаев тот обрадуется. А я не обрадуюсь, и никто из летчиков не обрадуется, ведь его работа – это небо.

– Как Вы думаете, без каких качеств нельзя стать настоящим летчиком?

– Хороший пилот – это человек неординарный. Он должен обладать огромным терпением, а это то качество, которое, к сожалению, очень трудно выработать, не многим оно присуще. Он должен иметь холодный и расчетливый ум и в то же время – быть романтиком. Представляете, какие сложные, взаимоисключающие качества должны быть у пилота? Кроме того – феноменальная память и склонность к риску.

 

 

– Как дальше складывалась Ваша военная карьера?

– После выпуска в 1998 году я по распределению попал в учебную бригаду в г. Купянск. Но, в связи с сокращением летного состава в 2003 году, попробовал себя в качестве вертолетчика. Во время прохождения службы в Конотопе я переучился и начал интенсивно выполнять полеты на вертолете. После этого перевелся в чугуевскую авиабригаду – сначала в качестве летчика-штурмана и штурмана звена, затем стал командиром экипажа – летчиком-инструктором и дослужился до командира эскадрильи.

Признаюсь, когда я был курсантом и летал на самолете Л-39, мечтал быть только истребителем и никак иначе. Но обстоятельства сложились так, что истребителей было много, а летать возможности не было. Сейчас я не жалею, что стал вертолетчиком, хотя тогда даже подумать об этом не мог. Так сложилось, что в авиации самый высокий ранг занимают истребители, потом идет бомбардировочная и транспортная авиация и затем, как отдельный вид авиации, вертолетная. Вертолетчики работают от земли, бомберы на своей высоте, а истребители их прикрывают – у каждого своя задача и каждый занимается своим делом.

– Что собой представляет смешанная авиационная эскадрилья воинской части А-4104?

– Эта авиационная эскадрилья – учебная. И наша основная задача – это обучение курсантов. У нас смешанная эскадрилья, то есть на вооружении находятся два типа вертолетов – Ми-8 и Ми-2 и самолеты Ан-26. Кроме того, мы обеспечиваем выполнение десантно-транспортных задач, поисково-спасательных работ, привлекаемся к проведению различного рода операций. По штату эскадрильи у нас больше ста человек. Все мы: и летный, и техсостав – один коллектив, который совместно выполняет одну задачу – обучение курсантов. После 2005 года мы стали летать намного интенсивней. Но вместе с тем остро встал вопрос о наличии исправной авиационной техники. Что касается вертолетов, то в этом плане дела обстоят хуже, чем, допустим, с самолетами. Все вертолеты разработаны еще в середине 70-х годов и, конечно же, за это время успели порядком устареть.

– Что же делается государством для решения данной проблемы?

– Скажем так, из сложившейся ситуации есть три пути выхода. Первый, и самый оптимальный, которым пользуются на данный момент, – это модерниза-ция старой техники. Ее усовершенствуют, делают капитальный ремонт, на базе старого устанавливают новое оборудование. Второй вариант, его пока что еще только обсуждают на самых высоких уровнях, – это закупка новой техники. И третий – создание своих собственных вертолетов. Уже сегодня украинские предприятия на базе старых вертолетов довольно успешно разрабатывают современные модификации – Ми-2МСБ и Ми-8МСБ. Для обычных вертолетов важна грузоподъемность и огневая мощь. Для ударных вертолетов – система вооружения, которая может применяться и днем, и ночью, в простых и сложных метеоусловиях, а также в различных рельефах местности. Для транспортных вертолетов – увеличение мощности двигателей. На базе старых планеров конструкторы создают новые, оснащенные новым оборудованием: устаревшие электромеханические приборы заменяют на современные дисплеи и мониторы. Но пока что все это находится на стадии проектирования.

– Олег Александрович, а насколько активно сегодня молодежь идет в авиацию?

– Отмечу, что из года в год количество желающих покорить «пятый океан» не иссякает. Есть большая преемственность поколений, когда отец или дед были авиаторами и подрастающее поколение воспитывается на их примере и идет по их стопам. Но, помимо желания стать летчиком, важна и еще одна составляющая: это патриотическое воспитание молодежи. Поскольку невозможно быть военным человеком и не любить при этом свою Родину.

– Нужен ли талант для того, чтобы стать летчиком, или для этого можно просто научиться нажимать на различные кнопки и рычаги?

– Прежде всего, должен быть интерес к выбранной профессии и желание учиться. Есть специальные службы профотбора, который в обязательном порядке проходят все желающие стать летчиками. Члены комиссии определяют возможность того, что в будущем человек сможет летать, и делят всех курсантов на группы. Первая группа – это мальчишки, которых рекомендуют обучать в качестве истребителей, вторая – истребители-бомбардировщики, ну а третья – вертолетчики. Как правило, из 100% желающих 80% проходят эти отборы и в дальнейшем становятся летчиками. Они проходят интенсивную тренировочную программу, и бывает даже так, что курсанты, которые поначалу отставали, обгоняют своих однокурсников, показывают прекрасные результаты и становятся первоклассными летчиками.

У нас в авиабригаде интенсивная подготовка курсантов длится с апреля по октябрь. Сейчас, например, мы обучаем курсантов 3-4 курса Харьковского национального университета Воздушных сил имени И. Н. Кожедуба. На сегодняшний день обучение в моей эскадрилье проходит порядка 70 курсантов разных специальностей. Это и вертолетчики, и летчики, и штурманы на Ан-26.

– Не секрет, что летчики достаточно суеверны. А Вы верите в  какие-либо приметы?

– Скажу так, что вся авиация держится на заклепках и различного рода шутках и приметах. Как правило, у каждого летчика есть свои правила, которые он старается соблюдать перед полетом. Кто-то не бреется или не фотографируется в день вылета, кто-то не выносит мусор. Лично я не придерживаюсь никаких примет, потому что верю в Бога, не веря в суеверия. Как будет, так будет.

– Что бы Вы пожелали своим коллегам-авиаторам накануне профессионального праздника?

– Всем своим коллегам в преддверии праздника хочу пожелать, в первую очередь, крепкого здоровья, благополучия и достатка в семье, поддержки родных и близких. Чтобы обязательно сопутствовали удача и везение. И главное – чтобы мы летали только в мирном небе!