Склоняю голову перед Вами, мама!

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

38 лет назад я вошла в ее дом, 19-летней, с боевым характером, со своим мнением и юношеским максимализмом. Я была счастлива, выйдя замуж за ее старшего сына.

Семья Маховицких была большая, шумная, в ней властвовала бабушка Ульяна. Она была требовательной и не терпящей возражений со стороны невестки Шуры и в то же время потакающей своему сыну, любящему заглянуть в бутылку, после чего наводящему в семье порядки и требующему к себе уважения и послушания.

Бабушка Ульяна становилась другим человеком, заботясь о своих трех внуках, один за одним появившихся на свет мальчишках Юрием, Виктором и Михаилом. Она любила их беззаветно, им можно было все, для них было все лучшее.

Вот в такой дом, в котором жило три поколения, я попала. Я видела, как несладко приходилось моей свекрови, Александре Семеновне. Она, сама невестка, безропотная и покорная, стала для меня мудрой и уважаемой свекровью.

Испытав на себе все «прелести» жизни невестки, ко мне она относилась ласково, с любовью. Помогала словом, советом, делала это ненавязчиво, незаметно. Частенько мы с ней сидели в дальней комнате, укрывшись от выпившего и разбушевавшегося хозяина дома. Мама Шура говорила о своем детстве, рассказывала о родителях – открывалась другая часть ее жизни. Во время таких бесед она становилась открытой, интересной и немного загадочной. Там, в ее детстве и юности, она была любимой дочерью, память об этом помогала переносить тяготы семейной жизни. Она не озлобилась.

Мамой я стала ее называть с первого дня, как-то легко это получилось, ее доброта располагала.

 

 

Родив троих замечательных сыновей, она отдавала им всю свою нерастраченную любовь, тепло, ласку. Терпела требовательность свекрови, побои и унижения часто пьяного мужа. Тихо плакала, чтобы не заметили сыновья. Я пыталась ее защитить от постоянных придирок бабушки. На что мне мама Шура говорила: «Она очень любит моих сыновей, не дает их в обиду, защищает, помогает, я ей за это благодарна и многое могу простить. Я все перетерплю ради детей. Я ведь живу для них, и она тоже вкладывает всю душу».

Бабушка Ульяна действительно любила и нянчилась с раннего детства с внучатами, для них она была мягкой, доброй, ласковой, любящей, все отдающей этим трем озорникам. Да и уже взрослых она любила, переживала за них, они на всю жизнь остались для нее самыми любимыми мальчишками.

Мама Шура не противоречила мужу, тщательно скрывая от повзрослевших сыновей очередной синяк или шишку, чтобы не обозлить сыновей, не противопоставить их отцу. Воспитывала их с уважением к нему относиться: «Он ваш отец, вы должны уважать его и слушать».

Когда я не соглашалась с ней, порывалась рассказать, что в действительности происходит, что ей приходится переносить, что она тщательно скрывает, она в очередной раз брала с меня клятвенное слово и обещание о молчании. Я разрывалась, жалела ее, убеждала, что это неправильно, несправедливо. Мы подолгу об этом спорили, она убеждала, что сыновья должны жить в полной семье, где есть мать, отец, бабушка. Одна она не сможет их поднять.

Только теперь, по прошествии многих лет, я понимаю, как она во многом была права. Мама Шура в такой ужасной для себя обстановке воспитала прекрасных сыновей. Ни один не сбился с пути, не пошел по стопам отца. У каждого семья, взрослые дети и внуки. Они дорожат своими семьями, трепетно относятся к своим внукам. С уважением вспоминают отца, в памяти осталось только хорошее. С любовью говорят о бабушке Ульяне.

Маме Шуре пришлось ухаживать за лежачим мужем после ампутации у него ноги. Именно пролежав почти полтора года, отец смог переосмыслить всю свою жизнь, перед уходом из жизни просил прощения у сыновей и жены, жалея, что поздно понял, как виноват перед ними. Вспоминал, что всю жизнь его любимой поговоркой была «Дорога ложка к обеду», понимая, как запоздал он с этой ложкой.

Бабушка Ульяна пережила сына на несколько лет. Активной, управляющей большой семьей она осталась до последних дней. Умирала она на руках мамы Шуры. Гордая, непокорная, она нашла в себе силы поблагодарить невестку за сына, что не оставила его, ухаживала и, конечно же, за внуков, в которых обе души не чаяли.

Нас у мамы Шуры три невестки, ни одной из нас она не сказала грубого слова, не указывала, иногда давала советы, беседовала с сыновьями и всю жизнь учила их любить и беречь свои семьи, жен и детей.

Больше двух лет назад, на 86 году жизни, ушла мама Шура в мир иной, собрав в последний раз вокруг себя детей и внуков. Тихо текли слезы, у каждого было что вспомнить хорошего о маме и бабушке.

Она прожила свою жизнь ради своих сыновей, наших мужей. Пронесла частичку тепла и любви, еще заложенные ее матерью, через долгую, но нелегкую свою женскую долю.

Спасибо за мудрость, терпимость, за жизненную позицию, верность и непоколебимость!

Склоняю голову перед Вами, мама!

С уважением и любовью, старшая невестка Наталья Маховицкая.