Заключенный № 79444 Н. И. Кононенко

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Имя Николая Ивановича Кононенко сегодня известно в Чугуеве благодаря тому, что оно присвоено Центральной районной больнице. Также его носит одна из улиц города на Зачуговке. Кем же был человек, заслуживший высокой чести быть увековеченным в нашем городе?

Долгие годы сведения о Николае Ивановиче Кононенко собирал чугуевский врач Евгений Валентинович Пугачев, который и передал все собранные материалы в краеведческий отдел музея И. Е. Репина. Мы же в своей публикации используем статью заместителя директора музея Ольги Шевченко и вспомним о жизни и деятельности Человека с большой буквы, который жил в нашем городе, ходил по тем же улицам, по которым ходим и мы, дал жизнь нескольким поколениям наших земляков.

…Николай Иванович Кононенко родился 28 апреля 1895 года в г. Белополье Харьковской губернии. После окончания гимназии поступил на медицинский факультет Харьковского университета и учился в нем до 1920 года. Там же он встретился со своей будущей женой, Феофанией Васильевной Гуляевой.

В 1935 году семья Кононенко переехала в Чугуев и поселилась на квартире учителя Кирилла Витальевича Руднева, по улице Гоголя, 35 (ныне Гвардейская). Сыновья Михаил и Алексей учились в школе, а Николай Иванович и Феофания Васильевна работали в Чугуевской больнице.

Николай Иванович с увлечением изучал проблемы медицины того времени, выписывал много книг и журналов по специальности, неплохо знал французский язык, а для того чтобы совершенствоваться в нем, стал выписывать из Москвы газету на французском языке.

 

 

С 1938 по 1941 гг. Кононенко преподавал в Чугуевской медицинской школе хирургию и заведовал родильным отделением. Бывшие ученики и воспитанники Николая Ивановича с теплом вспоминали о любимом преподавателе, замечательном специалисте, прекрасном человеке.

С первых дней войны Николая Ивановича направили в эвакогоспиталь № 68 г. Харькова. Вместе с госпиталем отходил через Купянск, Луганск к Сталинграду. 26 июня 1942 года во время тяжелого боя Николай Иванович Кононенко вместе с другими сотрудниками медсанбата, а также со всеми находившимися в медсанбате больными и ранеными офицерами и солдатами был захвачен в плен. И хотя сам он мог избежать плена, но не сделал этого, т.к. на его ответственности были сотни тяжелораненых воинов, которые не могли передвигаться.

По документам архива Нюрнбергского Штаммлагеря ХIIIА, врач-хирург Кононенко Н.И. был пленен 26 июня 1942 года. С 28 августа по 31 августа 1942 года пребывал в Нюрнбергском Штаммлагере XIIIА. С 1 сентября 1942 г. в течение семи месяцев майор Кононенко находился на тяжелых физических работах в Амберге в составе 274-й рабочей команды. 7 апреля 1943 года его перевели на работу в Эбельсбахский лазарет для иностранных, в том числе советских, военнопленных, который находился в Баварии и официально именовался интернациональным лазаретом Красного Креста.

Никакими словами нельзя описать все те ужасы, которые выпали советским военнопленным в фашистских концлагерях! Ежедневный изнурительный труд, телесные наказания за малейшую провинность, голод и холод – все было направлено на то, чтобы сломить человека, превратить его в бездушное, затравленное животное. Но, несмотря ни на что, люди, находившиеся в немецких концлагерях, старались сопротивляться. В Эбельсбахском лазарете возникла сплоченная группа подпольщиков, названная «Южно-Баварским центром». Возглавлял эту группу военврач 2-го ранга Николай Иванович Кононенко, который, по свидетельству многих военнопленных, отличался исключительной энергией и мужеством. В подполье была хорошо организована агитационная пропагандистская работа, налажены междугородние связи, разведывательная деятельность.

Опытный и искусный врач, Николай Иванович снискал уважение даже немецкого врача, начальника лазарета. Пользуясь этим, он создал в лазарете относительно благоприятные условия для лечения раненых и измученных непосильным трудом и голодом советских военнопленных. В лагере были иностранные пленные: французы, бельгийцы, поляки, югославы и др. Они получали посылки от родных и Красного Креста. Как известно, правительство Советского Союза не подписало конвенцию о военнопленных во время войны, чем обрекло многих людей на гибель от голода. Красный Крест заботился только об американских, французских, английских солдатах. Каждый месяц они получали пятикилограммовую посылку от Красного Креста с сахаром, шоколадом, сгущенным молоком, лимонным порошком, галетами.

Николай Иванович договорился с иностранцами о том, что они будут собирать продукты среди своих пленных и передавать их русским. Тяжелобольные стали получать нелегальный паек.

Фашисты, чтобы отвлечь пленных от политики, разрешили организовать самодеятельный оркестр и проводить концерты, которые Николай Иванович стал использовать для тайной антифашистской агитации. Так, каждый концерт начинался песней «Широка страна моя родная». На случай появления немцев были подготовлены песни «Ухарь купец», «Волга, Волга» и др. В госпитале отмечались все советские праздники. Кононенко часто выступал сам, говорил о состоянии на фронтах, о поражениях немецкой армии, призывал к конкретным формам сопротивления. Подпольщики занимались также организацией побегов. С сентября 1943 года по июнь 1944 года из рабочих команд, которые обслуживались Эбельсбахским госпиталем, было организовано более 300 побегов.

Эбельсбахский революционный комитет насчитывал свыше 300 активистов. Но при помощи провокатора гестапо удалось раскрыть подпольную организацию и арестовать 31 человека. Николай Иванович был передан гестапо 13 июля 1944 года. На его лагерной карточке проставлены отпечатки пальцев и запись: «1944 г., передан гестапо».

Спустя некоторое время Николай Иванович был направлен в один из филиалов Маутхаузена – Эбензее, где он продолжал работать врачом в лазарете. Лагерь Эбензее – это 150- 200 смертей в сутки, это барак, заваленный трупами, которые не успевали увозить в крематорий… Неслучайно лагерь Эбензее был назван последним кругом фашистского ада. Заключенные там строили подземные штольни для заводов по производству ракет Фау-2.

Через два месяца Кононенко попадает в Маутхаузен. В его карточке заключенного была сделана запись: «кугель» (пуля). На грудь и спину куртки ему нашили красные круги – отличительные приметы смертника. Подпольная организация лагеря предложила Николаю Ивановичу «списать» его под видом умершего и спрятать где-нибудь под чужим номером. Но он отклонил это предложение, сказав, что его слишком хорошо знают фашисты и в случае неудачи можно провалить всю организацию. Когда эсэсовцы забирали Николая Ивановича Кононенко на расправу, он сказал товарищам: «Иду на казнь». Осенью 1944 года в лагерь приехал Гиммлер. Он присутствовал при казни 50 советских офицеров. В их числе был и Николай Иванович Кононенко.

В народном музее г. Освенцима (Польша) в списке погибших и казненных в Маутхаузене с 26.01.1944 по 11.05.1945 г. под порядковым номером 141 записано: «Заключенный № 79444 Кононенко Н. И. … казнен 7.10.1944 г.».