Вспоминай, читая обо мне...

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Как ждали их! Как радовались, как плакали над ними! Сколько таких писем-судеб, писем-трагедий, писем-радостей хранится в семейных альбомах как память о живых и павших. Письма, написанные в короткие передышки между боями, письма, прорвавшиеся сквозь шквалы огня, долетевшие из заметенных снегом окопов, блиндажей и партизанских землянок – документы особого рода. В них – горечь утрат и жажда Победы.

Солдатский треугольник фронтового письма... Сколько их было написано и отправлено за 1418 военных дня? Кому они были адресованы? О чем рассказывали люди, написавшие их? Что их волновало и радовало? На все эти и десятки других вопросов можно попытаться найти ответы, перечитав пожелтевшие от времени фронтовые письма, хранящиеся в фондах Художественно-мемориального музея И. Е. Репина. Благодаря этим документам у нас складывается представление о войне и ее буднях, основанное не на сухих официальных сводках и рапортах, а на живом человеческом слове, написанном в перерывах между боями, когда нет времени обдумывать каждую букву, каждую фразу, когда любое такое письмо могло стать последней весточкой о человеке.

«Здравствуй, дорогой сынок Шурик!

Ждал я от тебя и не мог дождаться письма. Я на фронте, вместе с командирами и красноармейцами ведем войну с немецкими врагами нашего народа. Сейчас мы крепко побили румын и немцев. Ты, наверное, читал Совинформбюро. Вчера, например, двумя снарядами убили 5 фрицев, а 8 ранили – и так каждый день. Пиши мне, как ты начал ходить в школу и как твое здоровье. Хочу, чтобы ты учился хорошо и получал отличные оценки, был примерным, дисциплинированным учеником. Скоро война закончится, и когда добьем Гитлера, я приду домой с подарками для вас всех!

Привет маме, Игорю и Котику. Твой папа».

 

 

«Здравствуй, Клавик!

Попрощавшись со Сталинградом, еду в другое место, думаю, что письма меня там отыщут. Как хочется видеть и читать ваши письма! После войны, если все будет в порядке, я повожу Шурика по нашим боевым путям, надеюсь, это будет очень скоро… На другом месте все по-новому. Под звуки артмузыки, в перерыве от боя, пишу эти строки. Интересуюсь, как Ваше здоровье и жизнь Ваша, что нового? Недавно я узнал, что меня представили к награде, это еще больше воодушевляет меня к мести, к выполнению поставленной задачи.

Клавик, по получению моего письма, пиши немедленно! Целую крепко».

«Здравствуйте мои родные!

В первых же строках сообщаю, что жив, здоров, чего и Вам желаю. Мама, я очень рад, что наш город освободили. Я бы рад с Вами повидаться, но нет возможности. Теперь пишу о своей болезни: ранен я уже в третий раз, последний раз в правую руку, но Вы не беспокойтесь…

Мама, когда придет письмо от Маруси, так Вы ей напишите, что получили от меня весточку. Привет всем родным! Еще раз до скорого свидания! Ваш сын».

«Здравствуйте, Клавдия Андреевна!

Сегодня я был в части, и от штаба Вам выслали удостоверение на пользование льготами. А сейчас я подробно отвечу на все Ваши вопросы. Я понимаю, Вы хотите поехать на могилу к Василию! Точный адрес: Сумская область, село Тополевка. Я Вам высылаю небольшую карту, где отмечаю движение по железной дороге.

Вы, Клавдия Андреевна, интересуетесь подробно о смерти Василия, я Вам уже писал. Было так. Противник, отступая, нес большие потери, особенно в танках, и свое отступление прикрывал с воздуха. В один из налетов наша авиация разбила строй врага. Немецкие самолеты стали сбрасывать авиабомбы, одна из них упала в трех метрах от той щели, где находился Василий. Я сражу же к нему подбежал, но он был уже мертв… Нам удалось вывезти его в Тополевку, где мы его и похоронили, под салют вверенной ему батареи. Выписку о награждении Василия я Вам выслал, а орден, согласно закону, на дом не высылается. Высылается только орден Отечественной войны, а у Вашего сына – орден Красной звезды.

Хочу сказать, что Василий все время перечитывал Ваши письма и много рассказывал о своей девушке Дине, которую крепко любил. Клавдия Андреевна, с получением удостоверения Вы сможете получить пенсию, а как это сделать практически, я не знаю, так как уже два года не был в тылу. Если у Вас будут какие-либо вопросы, пишите нам обязательно…».

Подготовила Н. ВольскаЯ.